Навигация по сайту

Титульный спонсор Федерации

Спонсоры Федерации

Партнеры Федерации

АЛЕКСЕЙ ЧЕРЕМИСИНОВ: «Сейчас я победитель, но кричать об этом не хочу»

Титул сильнейшего в мире рапириста покорился в Казани-2014 Алексею Черемисинову, и случилось это через 19 лет после аналогичного успеха его наставника Дмитрия Шевченко. В 1995-м, когда побеждал Шевченко, Черемисинов только делал свои первые шаги на дорожке.

– Алексей, расскажи о том, как начинался спортивный путь лучшего рапириста мира на данный момент.
– Заниматься фехтованием я начал во втором классе у замечательного советского тренера Льва Серафимовича Корешкова. В секцию фехтования меня отвела бабушка. Тогда, конечно, никто не мог подумать, что я свяжу с ним свою жизнь. Первый серьезный для меня успех пришел только в 2002 году, когда я попал в сборную команду Москвы, и мы заняли 2-е место на Играх стран СНГ. За год до этого я поставил себе целью стать участником этих соревнований, и у меня получилось. Я был просто счастлив и даже дерзнул мысленно замахнуться на юниорскую сборную России. Но не прошел отбор, так как среди моих одногодок было очень много сильных спортсменов. Тем не менее навязчивая идея попасть в сборную осталась.

Когда пришла пора переходить из юниоров во взрослые, Лев Серафимович договорился с Анваром Камилевичем Ибрагимовым, чтобы тот поработал со мной. Мы сотрудничали в течение года. Это уже было фехтование на профессиональном уровне и начало моего взрослого пути. Однако у Анвара Камилевича было много учеников, которые фехтовали в сборной, и к тому же он являлся старшим тренером команды по мужской рапире. А я представлял собой полуфабрикат, с которым требовалось работать и работать. У него просто физически не хватало на меня времени. Поэтому мы с ним пришли к выводу, что нужно искать альтернативные решения. Тогда я попросил Дмитрия Степановича Шевченко поработать со мной. Он согласился, и вот уже восемь лет я тренируюсь под его руководством. Задача перед ним тогда стояла тяжелая, так как у меня было много базовых технических ошибок. Но в этом тандеме мы выиграли чемпионат мира, а, значит, вся наша работа оказалась не напрасной. И останавливаться на достигнутом мы не собираемся.

– Сейчас ты уже не совершаешь тех технических ошибок?
– Сейчас я уже достиг определенного уровня и могу показывать стабильно высокие результаты на международной арене. Правда, к старым ошибкам все равно возвращаюсь, особенно когда нахожусь в плохой форме. Зато сегодня я уже знаю, как их исправлять, и на это уходит гораздо меньше времени.

– Но показывать стабильно высокие результаты не то же самое, что выигрывать...
– Абсолютно точно. Выигрывать – это вообще отдельное умение. Ты можешь быть высококлассным спортсменом, но не быть победителем. Вообще, мне сложно об этом говорить. Да, я выиграл чемпионат мира. На данный момент я победитель, но кричать об этом не хочу. Я не был в призах на Олимпийских играх, не становился обладателем Кубка мира. Сегодня я не могу сказать, что достиг высот в умении выигрывать. Мне есть к чему стремиться, и по мере возможностей я стараюсь расширять свой профессиональный кругозор.
 
– Каким образом?
– Провожу параллели между фехтованием и другими сферами жизни, пытаюсь привнести что-то из жизни в спорт и наоборот. Постоянно думаю анализирую, и мне это доставляет удовольствие.

– В Казани, по твоим собственным словам, осознания победы еще не было. Сейчас оно пришло?
– Наверное, да. Пришло чувство облегчения – в том плане, что тяжело очень сильно чего-то хотеть и долго не получать. А я очень хотел выиграть чемпионат мира и доказать как минимум самому себе, что чего-то стою, что-то могу.
Мои товарищи по сборной фехтовали в юниорской команде, у них переход был плавным. А я попал в сборную так, что предсказать мой успех в будущем вряд ли кто мог. Мне нужно было что-то сделать, чтобы мое присутствие в фехтовании не воспринималось как случайность. Думаю, я это сделал давно. Только ощущения такого не было, а сейчас оно пришло. На сегодняшний день я стал лучшим в том деле, которым занимаюсь. И для меня это действительно очень важно. Но абсолютно не значит, что я должен меньше работать. Наоборот. Главное же заключается в том, что это не составляет для меня особого труда, потому что я люблю то, чем занимаюсь.

– Даже наставники не могли предсказать успех?
– Об этом лучше поговорить с ними. Наверное, они верили в меня. Самое главное, что я верил. Но я же не черепаха – 300 лет жить не буду. Мне уже 29, и до этого я ни разу не выигрывал чемпионатов мира. В моей жизни их уже будет не так много, как если бы мне сейчас было 20 лет. Но, конечно, они будут, сколько – зависит от меня. Если говорить оптимистично, то я на экваторе. Точнее его переступил. (Улыбается.) Ну а что касается веры: и мой первый наставник, и второй, и я сам – люди упрямые, поэтому веришь – не веришь, ввязавшись в бой, идешь до конца. Делай, что должен, и будь, что будет...

Мила Волкова

Полную версию интервью, в котором Алексей рассказывает о работе с итальянскими специалистами в сборной команде, о том, насколько важно для фехтования чувство ритма, о предстоящем чемпионате мира в Москве и о многом другом вы сможете прочитать в новом выпуске альманаха «Фехтование».

Карта фехтовальной Москвы

Белти — универсальные коммуникации
интернет-агентство полного цикла
© Федерация Фехтования Москвы
2010 www.mosfencing.ru