Навигация по сайту

Титульный спонсор Федерации

Спонсоры Федерации

Партнеры Федерации

ИЗЯЩНЫМ ПОЧЕРКОМ РАПИРЫ

Принято считать, что Олимпиада - это праздник. Миллионы людей в дни Игр прикованы к телевизорам, затаив дыхание, следят за их событиями. Тысячи людей готовятся к главным стартам четырехлетия - не только спортсмены и тренеры - модельеры и художники, певцы и композиторы, архитекторы и строители... И все это здорово, потому что создает атмосферу неповторимого по своему размаху и содержанию действия.

Я человек эмоциональный, и на меня тоже внешние атрибуты Игр производили впечатление, все это осталось в памяти и живет во мне и сейчас. Но если говорить не о внешней стороне Олимпийских игр, а о том, чем они наполнены, то мне близки слова поэта Роберта Рождественского: «Игры? Кто назвал игрою эти дни наперечет? Потом, нервами и кровью завоеванный почет...».

...Мы ехали в Рим побеждать. Молодая честолюбивая команда, новая волна в фехтовании. Именитым нашим соперницам мы готовились противопоставить незнакомый скоростной стиль, задор и огромное желание принести славу советскому спорту.

Древний город потряс нас не только историческими памятниками но и своеобразным архитектурным стилем всех олимпийских сооружений, построенных специально к Играм-60. На открытии Олимпиады над «Стадио Олимпико» летали вертолеты, гремели военные оркестры, и надо было не потеряться в этом восторженном море эмоций, сохранить себя для главного дела.

В Риме у нашей команды сложилась необычная ситуация, просто на грани трагической. Мы благополучно добрались до полуфинала, где нас ожидала встреча с французской сборной, о силе которой знали все. Начался матч ровно: бой выиграли француженки, бой - мы, еще раз все повторилось. И вдруг игра пошла «в одни ворота»! Судил встречу итальянец Г. Малакарне. Его симпатии были явно на стороне более авторитетной французской команды. Вот и отбирал у нас укол за уколом.

При счете 2:7 Иван Ильич Манаенко, наш тренер, властно поднял руку: «Надо прервать встречу!». Потребовал заменить судью. Для Олимпийских игр это был беспрецедентный случай. ЧП разбиралось в течение двух часов! Судья клялся в том, что он будет более внимателен. От технического директората выделили двух наблюдателей, и встреча была продолжена. Перед нами встала простая и одновременно несказанно трудная задача: пан или пропал. Нельзя было проиграть больше ни одного поединка.

Бои шли на износ, на пределе и даже за пределом человеческих возможностей. В эти испепеляющие минуты огромную роль сыграл наш тренер. Манаенко прекрасно разбирался в психологии фехтовальщиц. Он сумел найти для каждой такие слова, которые сплотили нас, превратили в Команду. И мы победили! А потом выиграли и у команды Венгрии в решающей встрече. Впервые в истории фехтовальных олимпийских турниров.

Это был уже какой-то рубеж жизни. К тому времени я стала чемпионкой мира среди взрослых, а потом - среди юниоров, но командная победа на Олимпийских играх, да еще такая, была другого ранга, имела иной вес.

Рядом за олимпийские награды боролись легкоатлеты и боксеры, волейболисты и гимнасты. Все мы горели одной мечтой, одной целью, для которой жизнь сузила рамки, будто здесь, в Риме, наша жизнь начиналась и заканчивалась, и надо было ее прожить достойно. Только так!

Много лет назад я попала в динамовский фехтовальный зал. Попала случайно. Была в детстве увлечена гимнастикой, многое у меня получалось, но - травма... Тогда мальчишка из нашего двора позвал меня в фехтование. У заслуженного мастера спорта Р. И. Чернышевой, которая делала тогда набор в секцию фехтования на стадионе «Динамо», было правило: каждый ее ученик приводит с собой одного новичка. Уже на третье занятие Раиса Ивановна сказала: «Шурочка, ты будешь чемпионкой мира». Думаю, она это сделала специально, чтобы дать крылья мечте. Через год я закончила курсы машинописи и стенографии, поступила работать. Меня перевели в группу к Манаенко.

Наше фехтование в ту пору только выходило на мировую арену, и все мы, воспитанники Ивана Ильича, мечтали о том, что именно нам предстоит отстаивать его оригинальные взгляды. Мои друзья - Г. Горохова, В. Растворова, Я. Рыльский, Л. Романов - всегда помнили, чьи мы дети, из каких стен вышли, и это давало нам крылья.

Токио-64 пропустила, ждала рождения сына. Поэтому следующим моим олимпийским городом стал экзотический Мехико. Я уже объездила полмира, и меня вряд ли чем-то можно было удивить. Но то, что я увидела в Мексике, потрясло. Уж не говорю о пирамидах Луны и Солнца, об Антропологическом музее, где в подземных зданиях собраны произведения древних индейских художников и ученых, о культуре племен майя и ацтеков, о художнике Сикейросе, в гостях у которого мы побывали. Я полюбила простых мексиканцев, необыкновенно открытых, в чем-то даже наивных людей.

В 1968 году наша команда обновилась. В сборную пришли молодые Е. Белова и С. Чиркова. Белова, эта юная дебютантка, сразу стала олимпийской чемпионкой! Женская сборная оставалась такой же монолитной, у нас уже был крепкий авторитет, и потому мы считались главными претендентками на победу в командном турнире. Вновь, как и в Риме, в финале встретились с командой Венгрии и довольно легко победили.

Мне бы закончить свои воспоминания на этой мажорной ноте, но впереди еще был Мюнхен. Если сравнить все мои Олимпиады, то последняя оказалась самой сложной.

«Игры?! Разве это - игры? Если - крупно и всерьез после всех надежд наивных, после всех обид и слез, после испытанья боем, после стольких передряг, вновь восходит над тобою твой непобежденный флаг!».

Были красивое начало и трагическая развязка. Соревнования были четко организованы, хорошо освещались, казалось, с этой налаженной машиной ничего не может случиться. Фехтовальщики вступали в борьбу одними из последних. Но все изменили палестинские террористы, захватившие в заложники израильскую команду, и при проведении антитеррористической операции большинство заложников погибли. Олимпийская деревня была переведена на военный режим. Спортсменок переселили в мужское общежитие, рядом стояли танки, по «деревенским» улицам патрулировали военные. Игры оказались на грани срыва. Мы ждали. Но соревнования день за днем откладывались. И надо ли говорить, что после четырех лет подготовки, которая была рассчитана не только по месяцам - по дням, томительное ожидание сжигало наши нервы. И мы на глазах перегорали.

Наконец начали. И вновь в финале нам встретились фехтовальщицы Венгрии. Не знаю, как у кого, а у меня было такое ощущение, будто на плечи взвалили непосильную ношу, и надо было ее во чтобы то ни стало дотащить до конца. Мы начали с проигрыша боя: 1:5. Вдруг я стала ловить себя на том, что моя левая нога зажила своей отдельной жизнью. Она подергивалась, приплясывала, я ничего не могла с ней поделать. Врачи долго колдовали над ней, и я смогла продолжить борьбу. Все мы - Г. Горохова, Е. Белова, Т. Самусенко, С. Чиркова, не побоюсь быть нескромной, умели сражаться и знали, за что сражаемся. Эта была та самая ситуация, когда каждый человек открывает в себе еще неведомые ему резервы.

Перед Мюнхеном у меня стояла сверхзадача - победить на чемпионате СССР. Только золотая медаль открывала путь на Олимпиаду. Наступали уже на пятки молодые спортсменки, и в который раз предстояло доказывать, что я сильнее. Было отдано слишком много сил этой победе на нашем первенстве, поэтому в личном олимпийском турнире я не смогла добиться высокого результата. Но командный - исключает всякие «но». Здесь надо быть готовым отдать все. Или не ехать вовсе. Это мое твердое убеждение.

Я все время говорю о командных соревнованиях, потому что победа в личном турнире, конечно, почетна, значительна, но в командной борьбе человек зачастую способен «прыгнуть выше головы». Потому что здесь ты не один и отвечаешь не только за себя, но и за тех людей, что рядом, что ждали этого часа, изо дня в день отказывая себе во многом, почти во всем.

В общем, командный бой - это... командный бой.

Я говорю об этом, думая не только о прошлом, но и заглядывая в будущее. Сейчас я живу будущим сентябрем. А иногда мне кажется, что и не живу уже, а только делаю вид, потому что я - тренер и моя ученица - кандидат в олимпийскую команду.

У наших девушек сложная задача: даешь медали! Эти спортсменки постепенно поднимались, приближаясь к результатам предыдущих поколений советских фехтовальщиц. В 1986 году им удалось победить на чемпионате мира, но в 1987-м - удар: вернулись домой без медалей. И все же я считаю, что повод для оптимизма у нас есть. Есть неписаный закон: если спортсменка в преддверии Олимпиады фехтовала в финалах международных соревнований, то она претендует и на олимпийский финал. Так вот, лидер нашей команды О. Вощакина дважды в этом году не только была в финальных восьмерках турниров категории «А», но и побеждала там. И это при острейшей конкуренции со стороны спортсменок Италии, Венгрии, ФРГ. Остальные наши девушки проходили в этих турнирах отборочные туры и выше, но перед финалом перед ними опускался шлагбаум.

Кому же доверить олимпийские путевки? Убеждена, что на Олимпиаду должны ехать все же проверенные, более опытные фехтовальщицы. Да, некоторым из них не хватает лидерских черт, чтобы утвердиться в личных состязаниях, но вместе они - сила.

Верю в вас, девчата!

Татьяна Колчанова, «Советский спорт», 22 июля 1988 г.

Карта фехтовальной Москвы

Белти — универсальные коммуникации
интернет-агентство полного цикла
© Федерация Фехтования Москвы
2010 www.mosfencing.ru


Реклама: